Липовый лес мог бы расти на территории ГМЗ «Царицыно» в Москве, если бы там не воссоздали парк, заявила редактор-составитель второго издания Красной книги Москвы Галина Морозова на пресс-конференции в РИА Новости в понедельник.В 2005 году в музее-заповеднике «Царицыно» на юге столицы начались реставрационные работы, которые завершились в 2008 году, в том числе благоустройство парковых зон. Московские власти тогда разработали программу перспективного развития «Царицыно» на 2006-2008 годы и на 2010-2012 годы, чтобы превратить этот музей-заповедник в крупный историко-культурный, музейно-выставочный, природоохранный, досугово-рекреационный и туристический комплекс с общей площадью более 690 гектаров. Он включает в себя Царицынский дворцово-парковый ансамбль с комплексом дворцовых построек, Царицынскими прудами и пейзажным парком.»В свое время царицынский лес был изначально усадебным парком, его забросили. Примерно за 200 лет из липового парка вырос липовый лес такого качества, такого состава, что на Западе его объявили бы памятником на уровне всего государства. Он мог в этом состоянии долго жить без особых затрат и без особой помощи человека», — сказала Морозова.По ее словам, предыдущие власти столицы приняли решение восстановить парк, при этом вырубив весь подлесок с кустарниками.»Что самое ужасное, содрали весь естественный травяной покров и заменили почвой. Замена почв — это катастрофа, теперь — старые деревья на газоне. Этот газон стригут, оттуда убирают листья, оттуда надо их убирать, так как почвенная фауна не функционирует», — отметила Морозова.Она добавила, что сейчас деревья в Царицыно, выросшие в определенной среде, начинают увядать, а восстановить лес очень сложно.Как в свою очередь отметил руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды столицы Антон Кульбачевский, парки в Царицыно и Коломенском являются показателями того, что главным «режиссером» в любом процессе на земле является природа, поэтому не следует необдуманно вмешиваться в природу.»Наш департамент всегда будет смотреть не в сторону освоения средств, а в сторону природы. Если мы и будем вмешиваться куда-то, то очень бережно и с целью что-либо сохранить», — заверил он.Как в свою очередь добавил редактор-составитель Красной книги Москвы Борис Самойлов, в России, как и в любом другом государстве, все заинтересованы в том, чтобы максимально освоить деньги, в том числе, за счет особо охраняемых природных территорий.»Когда это касается природных территорий, то, как правило, оборачивается крайне отрицательно. Взять, например, Химкинское водохранилище, берег, обращенный в сторону Тушино. Еще несколько лет назад там коростели жили, всевозможные луговые виды были, был нормальный водоем, пляж с песчаным берегом. Затем решили его облагородить: сделали городского типа набережную на особо охраняемой природной территории», — отметил Самойлов.По его словам, в результате прошлым аномально жарким летом произошел сильный перегрев воды, и она зацвела, превратившись в «зеленый бульон», где все живое погибает. «Вместо живого водоема теперь облагороженный культурный водоем, но с нулевым эффектом. Сейчас такой же проект разработан для Москвы-реки от МКАДа до Строгинского моста», — добавил эксперт.