14 марта в Санкт-Петербурге прошел международный научно-практический семинар «ООПТ Финского залива — проблемы и достижения: пути сотрудничества заинтересованных сторон» с участием специалистов из государственных ведомств, отвечающих за рыболовство, судоходство, охрану государственных границ и природных территорий, а также общественных организаций. Основной задача встречи — дать оценку текущего состояния морских и прибрежных особо-охраняемых природных территорий (ООПТ) Финского залива и определить основные проблемы, которые возникают при организации работы ООПТ в России. «Сегодня мы лишь планируем сформулировать проблемы, чтобы в дальнейшем приступить к поиску их решений», — отметила Дарья Есина, советник Международного департамента Минприроды России.Одной из основных проблем при функционировании ООПТ участниками встречи были названы противоречия в законодательстве. В соответствии с российским законодательством, органы государственной власти субъектов РФ не обладают полномочиями по установлению ограничений хозяйственной деятельности на акваториях. Поэтому администрации Ленинградской области и Санкт-Петербурга не могут вводить на этих территориях необходимые природоохранные регламенты по промышленному рыболовству, судоходству и проведению дноуглубительных работ. Но без установления соответствующих режимов охраны само существование данных ООПТ теряет смысл и превращается в пустую формальность. В настоящее время функция охраны водных биологических ресурсов на территории ООПТ Балтийского моря возложена на Пограничное управление ФСБ.Однако, по мнению представителя Балтийского Фонда природы и СПб БОО «Биологи за охрану природы» Рустама Сагитова, решение этой проблемы заключается в Конституции России, которая определяет приоритет международного законодательства над национальным. «Существуют Рамсарская конвенция о водно-болотных угодьях и Хельсинская конвенция о защите Балтийского моря, которые позволяют субъектам федерации заниматься вопросами охраны окружающей среды на морских ООПТ. При этом уже есть опыт, в Астрахани, совместных распоряжений субъекта и Минприроды, позволяющих решить проблему законодательного противоречия».Также поднимался вопрос эффективности работы дирекции ООПТ Ленинградской области, в ведении которой находится 45 особо-охраняемых природных территорий при штате сотрудников в 26 человек. На востоке Финского залива в пределах Санкт-Петербурга и Ленинградской области существует 12 региональных особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Большинство из них включают значительные участки акватории залива (до 87% от общей площади), где сосредоточены наиболее ценные природные объекты: залежки и места размножения кольчатой нерпы, ключевые стоянки мигрирующих птиц на Беломоро-Балтийском пролетном пути, подводные биологические сообщества.Представитель Комитета по Природным ресурсам Ленинградской области в свою очередь озвучил такую проблему, как использование денежных средств, поступающих в виде платы за загрязнение окружающей среды, на деятельность ООПТ. «Наши загрязнители возмущаются, когда мы обращаемся к ним с просьбой финансово поддержать существование той или иной ООПТ, притом, что они регулярно платят деньги за загрязнение», — отметил Федор Стулов, начальник отдела ООПТ Комитета по Природным ресурсам Ленинградской области.На семинаре также были представлены промежуточные результаты проекта ПРООН — «Укрепление морских ООПТ России», целью которого является расширение существующих ООПТ и содействие выполнению ими задач, в том числе по развитию туризма. В рамках данного проекта Глобального экологического фонда была подготовлена документация, необходимая для создания «Инегрманландского» заповедника в Балтийском море, который уже получил положительное заключение экологической экспертизы. Однако для официального объявления его особо охраняемой природной территорией необходимо ещё уладить множество правовых вопросов.